Портал »

Морской семинар 2022 - семейный лагерь "Остров сокровищ". 10-17 июля 2022

Текущее время: 25 сен 2022, 10:58

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: РЕКА КАЯЛА
СообщениеДобавлено: 04 апр 2010, 16:49 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2009, 18:50
Сообщения: 28627
Откуда: РФ, Краснодар
Кравченко Александр Сергеевич

РЕКА КАЯЛА
Часть первая



Поход Игоря Святославича знаменит тем, что на его основе было создано великолепное художественное произведение «Слово о полку Игореве», произведение равного которому нет во всем мире.
Автор, в отличие от своих предшественников, восхвалявших только победоносные походы русских князей, взял темой своего произведения неудачный поход русских дружин на половцев и нарисовал героическую картину боевого бесстрашия князей и простых воинов, попавших в окружение, но не сложивших оружия.
Несогласованный поход князя Игоря, его поражение, ответный набег половцев на Переяславское и Новгород-Северское княжества, неумение прийти к единому мнению русских князей в момент опасности, дало возможность автору «Слова о полку Игореве» осудить княжеские усобицы, из-за которых и началось насилие на землю Русскую.
Необыкновенный лирический характер «Слова о полку Игореве», его постоянные воспоминания о прошлом, дают возможность читателю поразмыслить о судьбе всей Русской земли и найти ответ на вопрос, из-за чего же произошло столь губительное для нас нашествие монгольских орд.
Нашествие, которое почти на триста лет превратило Русь в сырьевой придаток степных варваров. Триста лет Русь грабили, кто только хотел: монголы, крымские тати, поляки, немецкие рыцари и всяческий сброд, объединившись в какую-нибудь орду, шел на Русь за поживой.
Не слишком ли большую цену заплатила Русь за княжеские распри и усобицы, чтобы и через восемь столетий не понять простой истины, высказанной еще автором «Слова о полку Игореве», что только в единении наша сила.
Еще одной уникальной особенностью «Слова о полку Игореве» является та масса информации, обращаясь к которой, мы можем прикоснуться к жизни наших предков.
Неоценимую помощь в этом, нам дает летописный рассказ о походе князя Игоря. Он знакомит нас с теми событиями, что произошли в далёком 1185 году, а так же с действующими лицами, позже воспетыми в «Слове о полку Игореве».

Цитата:
Въ дtто 6693 (1185). В то же время Святославичь Игорь, внукъ Олговъ, (Игорь Святославич князь Новгород-Северский) поtха из Новагорода, мtсяца апреля в 23 день, во вторникъ, поймя со собою брата Всеволода (Всеволод Святославич князь Курский) из Трубечка, и Святослава Олговича, сыновця (племянника) своего изъ Рыльска, и Владимtра сына своего ис Путивля, и у Ярослава (Ярослав Всеволодович князь Черниговский, двоюродный брат князя Игоря) испроси помочь Ольстина Олексича, Прохорова внука, с коуи черниговьскими, и тако идяхуть тихо, сбираюче дружину свою: бяхуть бо у нихъ кони тучны вельми.
Идущимъ же имъ к Донцю рtкы, в годъ (час) вечерний, Игорь же, возрtвъ на небо, и видt солнце стояще яко мtсяць, и рече бояромъ своимъ и дружинt своей: «видите ли, что есть знамение се?» Они же узрtвше и видиша вси и поникоша главами, и рекоша мужи: «княже! Се есть не на добро знамение се». Игорь же рече: «братья и дружино! Тайны божия никтоже не вtсть, а знамению творtць богъ и всему миру своему; а намъ что створить богъ, или на добро, или на наше зло, а то же намъ видити». И то рекъ, перебреде Донtць, и тако приеде ко Осколу, и жда два дни брата своего Всеволода, тотъ бяше шелъ инемъ путем ис Курьска; и оттуда поидоша к Сальницt, ту же къ нимь и сторожеви приtхаша, ихъ же бяхуть послалt языка ловить, и рекоша приtхавше: «видихомся с ратнымы, ратници ваши со доспtхомъ tздять; да или поtдете борзо, или возворотися домовь, яко не наше есть веремя». Игорь же рече с братьею своею «оже ны будеть не бившися возворотитися, то соромъ ны будеть пущеи смерти; но како ны богъ дасть». И тако угадавше, и tхаша чересъ ночь; заутра же, пятъку (пятница) наставшу, во обtднее веремя устрtтоша полкы половtцкt бяхуть бо до нихъ доспtлt, вежt (шатры, кибитки) своt пустили за ся, а сами собравшеся отъмало и до велика, стояхуть на оной сторонt рtкы Сюурлия. И ти изрядиша полковъ 6; Игоревъ полкъ середt, а поправу брата его Всеволожь, а полtву Святославль, сыновця его, напередt ему сынъ Володимtрь и другий полкъ Ярославль, иже бяху с Ольстиномъ коуеве, а третий полкъ напереди же стрtлци, иже бяхуть отъ всихъ князий выведени; и тако узрядиша полкы своя. И рече Игорь ко братьи своей: «братья! Сего есмы искалt, а потягнемь (и постораемся);
А тако поидоша к нимъ, положаче на бозt упование свое.
И яко быша к рtцt ко Сюурлию, и выtхаша ис половtцькихъ полковъ стрtлци, и пустивше по стрtлt на русь, и тако поскочиша; русь же бяхуть не перtхалt еще рtкt Сюрлия, поскочиша же и ти половци силы половtцькии, коториt же далече рtкы стояхуть. Святославъ же Олговичь и Володимtрь Игоревичь, и Ольстинъ с коуи, и стрtлци поткаша по нихъ, а Игорь и Всеволодъ помалу идяста, не распустяста полку своего переднии же ти русь биша t, имаша; половцt же пробtгоша вежt, и русь же дошедше вежь и ополонишася, друзии же ночь приtхаша к полкомъ с полономъ. И яко собрашася половци вси, и рече Игорь ко братома и к мужемъ своимъ: «се богъ силою своею – возложилъ на врагы наша побtду, а на насъ честь и слава; се же видихомъ полки половtцькии, оже мнози суть, ту же; ци вся си суть совокупили. Нынt же поtдемы чересъ ночь, а кто поtдtть заутра по насъ, то ци вси поtдуть, но лучьшии коньници переберуться, а самtми как ны богъ дасть». И рече Святославъ Олговичь строем (дядя по отцу) своима: «далече есмь гонилъ по половцехъ, а кони мои не могуть (устали); аже ми будеть нынt поtхати, то толико мы будеть на дорозt остати» - и поможе ему Всеволодъ, акоже облечи ту. И рече Игорь: «да недивно есть разумtющи, братья, умрети» - и облегоша ту. Свtтающи же суботt, начаша выступати полци половецкии, якъ боровt (лес); измумtшася князи рускии, кому яхъ которому поtхати, бысть бо их бещисленое множество. И рече Игорь: «се вtдаюче собрахомъ на ся землю всю: Концака, и Козу Бурновича, и Токсобица Колобича, и Етебича и Терьтробича». И тако угадавше вси, сосtдоша с коний, хотяхуть бо бьющеся дойти рtкы Донця; молвяхуть бо: «оже побtгнемь, утечемь сами, а черные люди оставимъ, то отъ бога ны будеть грtхъ, сихъ выдавше пойдемь; но или умремь, или живи будемь вси на единомъ мtстt».
И та рекши, вси сосtдоша с конtй и поидоша бьючеся; и тако, божиимъ попущениемъ, уязвиша Игоря в руку и умртвиша шюйцю (левая рука) его, и бысть печаль велика в полку его, и воеводу имяхуть, тотъ напереди язвенъ бысть. И тако бишася крtпко ту днину до вечера, и мнозии ранени и мертви быша в полкохъ рускихъ; наставши же нощи суботнии, и поидоша бьючися.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: РЕКА КАЯЛА
СообщениеДобавлено: 04 апр 2010, 16:50 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2009, 18:50
Сообщения: 28627
Откуда: РФ, Краснодар
Цитата:
Бысть же свtтающе недtлt (воскресенье), возмятошася ковуеве в полку, побtгоша. Игорь же бяшеть в то время на конt, зане раненъ бяше, пойде к полку ихъ, хотя возворотити ихъ к полкомъ; уразумtв же яко далече шелъ есть отъ людий и соймя шоломъ, погъноше опять к полкомъ, того дtля, что быша познали князя и возворотилися быша; и тако не возворотися никтоже, но токмо Михалко Гюрговичь, познавъ князя, возворотися; не бяхуть бо добрt смялися с ковуи, но мало отъ простыхъ или кто отъ отрокъ боярскихъ, добри бо вси бьяхуться идуще пtши, и посреди ихъ Всеволодъ не мало мужьство показа. И яко приближися Игорь к полкомъ своимь, и переtхаша поперекъ и ту яша (схватили) единъ перестрtлъ одале отъ полку своего. Держимъ же Игорь, видt брата своего Всеволода крtпко борющася, и проси дущи своей смерти, яко да бы не видилъ падения брата своего; Всеволодъ же толма (так) бившеся яко и оружья в руку его не доста, а бьяху бо ся идуще вкругъ при езерt. И тако во день святаго воскресения наведе на ны плачь, и во веселье мtсто желю (печаль), на рtцt Каялы. Рече бо дtи Игорь: «помянухъ азъ грtхы своя предъ господемъ богомъ моимъ яко много убийство, кровопролитье створихъ в землt крестьянстtй, яко же бо азъ не пощадtхъ хрестьянъ, но взяхъ на щитъ городъ Глtбовъ у Переяславля; тогда бо не мало зло подъяша безвиньни хрестьяни, отлучаеми отець отъ рожений своихъ, братъ отъ брата, другъ от друга своего, и жены отъ подружий своихъ, и дщери отъ материй своихъ, и подруга отъ подругы своея, и все смятено плtномъ и скорбь тогда бывшю. Живии мертвымъ завидять, а мертвии радовахуся, аки мученици святtи огнемь от жизни сея искушение приемши, старцt порtвахуться, уноты (юноши) же лютыя и немилостивыя раны подъяша, мужи же пресtкаеми и разсtкаеми бывають, жены же осквtрняеми; и та вся створивъ азъ, - рече Игорь, - недостойно ми бяшеть жити; и се нынt вижю отмtстье отъ господа бога моего. Где нынt возлюбленый мой брат? Гдt нынt брата моего сынъ? Где чадо рождения моего? Где бояре думающеи, гдt мужи храбрьствующеи, гдt рядъ полъчный? Гдt кони и оружья многоцtньная? Не отъто всего ли того обнажихся, и связня преда мя господь в рукы безаконьнымь тtмь? Се возда ми господь по безаконию моему и по злобt моей на мя, и снидоша днесь грtси мои на главу мою. Истененъ господь и прави суди его зtло; азъ же убо не имамъ со живыми части; се бо нынt вижю другая мучения вtньца приемлюще, почто азъ единъ повиньный не прияхъ страсти за вся си? Но владыко господи боже мой! Не отрини мене до конца, но яко воля твоя, господи, тако и милость намъ, рабомъ твоимъ».
И тогда, кончавшюся и полку розведени быща, и пойде каждо во своя вежа. Игоря же бяхуть яли Таргорове, мужь именемь Чилбукъ, а Всеволода брата его ялъ Романъ Кзичь, а Святослава Олговича Елдечюкъ въ Вобурцевичехъ, а Володимера Копти в Улашевичихъ. Тогда же на полъчищи Концакъ поручися по свата Игоря, зане бяшеть раненъ. Отъ толикихъ же людий мало ихъ ызбысть нtкакомъ получениемь, не бяшеть бо лзt ни бtгаючимъ утечи, зане яко стtнами силнами огорожени бяху полкы половtцькими; ношахуть, русь съ 15 мужь утекши, а ковуемь мнtе, а прочии въ морt истопоша.
В то же время великыи князь Всеволодовичь Святославъ (Великий Киевский князь Святослав Всеволодович, двоюродный брат князя Игоря 1125-1194) шелъ бяшеть в Корачевъ и сбирашеть от вtрхнихъ земль вои, хотя ити на половци к Донови (Северский Донец) на все лtто. Яко возворотися Святославъ и бысть у Новагорода Сtверьского и слыша о братьи своей, оже шли суть на половци, утаившеся его: и нелюбо бысть ему. Святославъ же идяше в лодьяхъ, и яко приде к Чернигову, и в тъ годъ прибежt Бtловолодъ Просовичь и повtда Святославу бывшее о половцtхъ; Святославъ же, то слышавъ и вельми воздохнувъ, утеръ слезъ своихъ и рече: «о люба моя братья и сыновt и мужt землt Рускоt! Далъ мне ни бяше богъ притомити поганыя; но не воздержавше уности, отвориша ворота на Руськую землю. Воля господня да будеть о всемъ; да како жаль ми бяшеть на Игоря, тако нынt жалую болми по Игорt братt моемь». По семъ же Святославъ посла сына своего Олга и Володимера в Посемье: то бо слышавше, возмятошася городи посемьские, и бысть скоробь и туга люта, якоже николиже не бывала во всемъ Посемьи, и в Новtгородt Сtверьском, и по всей волости Черниговьской, князи изымани и дружина изымана, избита; и мятяхуться, акы в мотви, городи востовахуть, и немило бяшеть тогда комуждо свое ближнее, но мнозt тогда отрtкахуся душь своих, жалующе по князихъ своихъ. Посемъ же посла Святославъ ко Давыдови Смоленьску (Давыд Ростиславович князь Смоленский брат Рюрика Ростиславовича), река: «рекли бяхомъ пойти на половци и лtтовати на Донt (Северский Донец), нынt же половци се побtдили Игоря и брата его с сыномъ; а поtди, брате, постерези землt Рускоt». Давыдъ же приде по Днtпру, придоша же ины помочи и сташа у Треполя, а Ярославъ в Черниговt, совокупивъ вои свои, стояшеть. Поганыи же половци побtдивъше Игоря с братье. И взяша гордость велику и съвокупиша всь языкъ (народ) свой на Рускую землю, и бысть у нихъ котора (распря): молвяшеть бо Кончакъ: «пойдемь на Киевьскую сторону, гдt суть избита братья наша и великый князь нашь Бонякъ»; а Кза молвяшеть: «пойдемь на Семь, гдt ся остали жены и дtти, готовъ намъ полонъ собранъ, емлемъ же городы безъ опаса»; и тако раздtлишася надвое. Кончакъ пойде къ Переяславлю и оступи городъ, и бишася ту всь день. Володимеръ же Глебовичь бяше князь в Переяславль (Владимир Глебович князь Переяславский племянник Владимиро-Суздальского князя Всеволода Юрьевича, зять Черниговского князя Ярослава Святославовича, брат Ольги - жены Курского князя Всеволода Святославовича, двоюродный брат жены князя Игоря - Ярославны), бяше же дерзъ и крtпокъ к рати, выtха из города и потче, к нимъ, и по немь мало дерзнувъ дружинt, и бися с ними крtпко; и обступиша мнозии половцt; тогда прочии, видевше князя своего крtпко бьющеся, выринушася (вырвались) из города, и тако отъяша князя своего, язьвена сущи треми копьи. Сий де добрый (доблесный) Володимеръ язвенъ трудень въtха во городъ свой и утре мужественнаго поту своего за отчину свою. Володимеръ же слашеть ко Святославу, и ко Рюрикови (Рюрик Ростиславич сопровитель Киевского князя Святослава), и ко Давыдови, и рече имъ: «се половьци у мене, а помозите ми». Святославъ же слашеть ко Давыдови, а Давыдъ стояшеть у Треполя со смоляны. Смолянt же почаша вtче дtяти, рекуще: «мы пошли до Киева, да же бы была рать, билися быхом; намъ ли иноt рати искати, то не можемь, уже ся есмы изнемогли». Святославъ же съ Рюрикомъ и со инtми помочьми влегоша во Днtпръ, противу половцемъ, а Давыдъ возвратися опять со смоляны. То слышавше половци, и возвратишася отъ Переяславля; идущи же мимо, приступиша к Римови. Римовичи же затворишася в городt, и возлtзше на заборолt, и тако, божиимъ судомъ, летtста двt городници с людми, тако с ратнымъ, и на прочая гражаны найде страхъ; да которtи же гражанt выйдоша изъ града и бьяхуться, ходяще по Римьскому болоту, то тtи избыша плtна, а кто ся осталъ в город, и тt вси взяти быша. Володимеръ же слашеться ко Святославу Всеволодичю и ко Рюрикови Ростиславичю, понуживая ихъ к собt, да быша ему помоглt; они же опоздашася, сжидающе Давыда с смолняны, и тако князt рускиt опоздишася и не заtхаша ихъ. Половци же вземше городъ Римовъ и ополонишася полона, и пойдоша восвояси; князи же возворотишася в домы своя, бяхуть бо печалии, и со сыномъ своимъ Володимtромъ Глtбовичемъ, зане бяшеть раненъ велми язвами смертьными, и хрестьянъ плененыхъ отъ поганыхъ. И се богъ казня (наказывать) ны, грtхъ ради нашихъ, наведе на ны поганыя, не аки милуя ихъ, но насъ казня и обращая ны к покаянью, да быхомся востягнули отъ злыхъ своихъ дtл; и симъ казнить ны нахожениемь поганыхъ, да некли смиривъшеся воспомянемься отъ злаго пути. А друзии половцt идоша по оной сторонt к Путимлю, Кза у силахъ тяжькихъ, и повоевавши волости ихъ и села ихъ пожгоша же и острогъ у Путивля и возвратишася восвояси.
Игорь же Святославичь тотъ годъ (в то время) бяшеть и в половцехъ и глаголаше: «азъ по достоянью моему восприяхъ побtду отъ повеления твоего, владыко господи, а не поганьская дерзасть обломи силу рабъ твоих; не жаль ми есть за свою злобу прияти нужьная вся, ихъ же есмь принялъ азъ». Половци же аки стыдящеся въеводства его и не творяхуть ему пакости, но приставиша к нему сторожовъ 15 отъ сыновъ своихъ, а господичичевъ пять, то тtхъ всихъ 20; но волю ему даяхуть, гдt хочеть, ту tздяшеть и ястребомь ловяшеть; а своихъ слугъ съ 5 и съ 6 с ним tздяшеть; сторожtвt же тt слушахуть его и чьстяхуть его, и гдt послашеть кого, бесъ пря творяхуть повелtное имъ. Попа же бяшеть привелъ из Руси к собt со святою службою: не вtдяшеть бо божия промысла, но творяшеться тамо и долъго быти. Но избави и господь за молитву хрестьяньску, имъ же мнозt печаловахуться и проливахуть же слезы своя за него. Будущю же ему в половцехъ, тамо ся налtзе (нашелся) ся мужь родомъ половчинъ, именемъ Лаворъ; и тотъ принямъ мысль благу и рече: «пойду с тобою в Русь». Игорь же исперва не имяшеть ему вtры, но держаше мысль высоку своея уности, мышляшеть бо, емше мужь, и бtжати в Русь, молвяшеть бо: «азъ славы дtля не бtжахъ тогда отъ дружины и нынt не славнымъ путемъ не имамъ пойти». С нимъ бо бяшеть тысячкого сынъ и конюший его, и та нудяста и глаголюща: «пойди, княже, въ землю Руску., аще восхощеть богъ избавить тя»; и не угодися ему время таково, какого же искашеть. Но якоже преже рехохомъ возвратишася отъ Переяславля половци; и рекоша Игореви думци его: «мысль высоку и неугодну господеви имtешь в собt: ты ищеши няти мужа и бtжати с нимъ; а о семь чему не разгадаешь, оже приtдуть половци с войны, а се слышахомъ, оже избити имъ князя и васъ и всю Русь? Да не будеть славы тобt, ни живота». Князь же Игорь приимъ во сердцt совtтъ ихъ, уполошася приtзда ихъ и возиска бtжати: не бяшеть бо ему лзt бtжати в день и в нощь, имъ же сторожевt стережахуть его, но токмо и веремя такого обрtтt в заходъ солнца. И посла Игорь к Лаврови конюшого своего, река ему: «перееди на ону сторону Тора (правый приток Северского Донца), с конемь поводнымъ», бяшеть бо съвtчалъ (условиться, договориться) с Лавромъ бtжати в Русь. В то же время половци напилися бяхуть кумыза, а и бы при вечерt: пришедъ конюший, повtда князю своему Игореви, яко ждеть его Лаворъ. Се же вставь ужасенъ и трепетенъ и поклонся образу божию и кресту честному, глаголя: «господи, сердцевидче! Аще спасеши мя, владыко, ты недостойнаго», - и возмя на ся крестъ, икону, и подойма стtну и лtзе вонъ. Сторожемъ же его играющимъ и веселящимся, а князя творяхуть спяща. Сий же пришедъ ко рtцt и перебредъ и всtде на конь: и тако поидоста сквозt вежа. Се же избавление створи господь в пятокъ, в вечерt. И иде 11 денъ до города Донця, и оттолt иде во свой Новъгородъ, и обрадовавшаяся ему; из Новагорода иде ко брату (двоюродному) Ярославу к Чернигову, помощи прося на Посемье. Ярославъ же обрадовася ему и помощь ему дати обtща. Игорь же оттолt tха ко Киеву к великому князю Святославу, и радъ бысть ему Святославъ, также и Рюрикъ сватъ его».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: РЕКА КАЯЛА
СообщениеДобавлено: 04 апр 2010, 16:50 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2009, 18:50
Сообщения: 28627
Откуда: РФ, Краснодар
К рассказу о походе князя Игорева по Ипатьевской летописи, необходимо добавить сведения и из других источников.
А, именно то, что в плен попало 5500 дружинников, и половцы потребовали за них огромный выкуп соизмеримый с годовым доходом всей тогдашней Руси. К тому же поставили условие, что вначале выкупаются простые дружинники, а князья – в последнюю очередь.
За князя Игоря был положен выкуп в 2000 гривен, за других князей по 1000, за воевод и бояр по 200, а за простых воинов по 100. Можно представить, какой это был огромный выкуп, если знать, что за 1 гривну давали коня, или две коровы. Нетрудно подсчитать, что выкуп был равен стоимости, примерно, стаду коров более чем в один миллион голов.
Условия, выдвинутые половцами, Игорю пришлось удовлетворить полностью. В летописях об этом ничего не говорится, но по косвенным признакам можно понять, что именно так и было.
Г.В. Сумаруков, поддержав предложение академика Б.А. Рыбакова, убедительно доказал, что фраза Слова о полку Игореве «Игорь tдеть по Боричеву къ святtи Богородици Пирогощеи», означает то, что Игорь, после встречи с Великим Киевским князем Святославом Всеволодовичем и его соправителем Рюриком Ростиславичем, спустился по Боричеву съезду вниз и направился к Черниговским купцам, проживающим рядом с церковью святой Богородицы Пирогощии на Подоле. Цель этого посещения очевидна: занять деньги на выкуп дружины, брата, сына и племянника. Потом идет фраза - «Страны рады, грады весели».
Жители городов и сел радовались не только тому, что князь Игорь благополучно вернулся из плена, но и тому, что, по всей видимости, богатое черниговское купечество ссудило князя Игоря деньгами.
Это подтверждает и тот факт, что сыновья князя Игоря, спустя три дня после его похорон, совместно с Рюриком Ростиславичем, взяли на щит Киев. И самый страшный погром они устроили именно на Подоле, как бы мстя тем купцам, у которых князь Игорь в свое время брал, наверное, под большие проценты, деньги на выкуп своей дружины.
Перед смертью князь Игорь взял схиму святого Феодосия, и покоится под этим именем. Святой Феодосий, являясь покровителем мореплавателей, прославился тем, что за свою жизнь вызволил из неволи очень много пленных, и является, как бы покровителем всех тех, кто попал в плен. Несомненно, князь Игорь знал об этом и поэтому, сам вызволивший из плена многих дружинников, принял схиму под этим именем.
У многих ученых и исследователей вызывал недоумение тот факт, что князь Игорь, после смерти Ярослава Всеволодовича, заняв Черниговский престол, ни разу не попытался занять Киевский стол, хотя по старшинству и по положению имел на это полное право.
Ответ на этот вопрос напрашивается сам собой. А кому захочется править в городе, где ты являешься крупным должником? Не захотел этого и Игорь.
Почти три года пришлось занимать деньги и вносить выкуп, пока в 1188г. половцы не отпустили домой брата князя Игоря Курского князя Всеволода Святославича и сына Владимира.
Летописный рассказ о походе князя Игоря позволил ученым и исследователям более пристально вглядеться в прошлое нашей страны, особенно обратить внимание на сухопутные дороги, по которым проходили, в мирное время купеческие обозы, а в военное - совершали набеги на Русь степняки, а затем крымские тать ары. Расхожее мнение, что орды степняков валом валили по степи там, где им захочется, и внезапно появлялись у стен русских городов, не более чем заблуждение.
Весной, в половодье, когда и мелкие речушки становились непроходимыми, не говоря уже о более крупных, а от весенних дождей почва размокала и становилась малопроходимой, движение в степи дней на тридцать – сорок замирало. В остальное время года основное передвижение по степи проходило по давным-давно известным дорогам. Тянулись они, в основном, по водоразделам рек, где через каждые 30-50 км. имелись стоянки с обязательным наличием пресной воды.
Одной из главных таких дорог был, так называемый Муравский (Мураффский) тракт. Начало его жизнедеятельности, наверное, можно отнести к временам существования Боспорского царства, когда между славянами Поднепровья и греческими городами Причерноморья началась торговля.
Муравский тракт начинался у крымского перекопа. Уже иностранные путешественники Х1У–ХУв.в., на этом месте застали укрепленное сооружение: вал, высотой около 10 саженей, а перед ним глубокий ров, заполненный водой.
От Перекопа Муравская дорога приблизительно тянулась через современные населенные пункты и города Аскания-Новая, Веселая, Токмак, потом поворачивала на восток.
От Камыш-Заря шла к Донецку. Как нетрудно заметить, Муравская дорога шла по водоразделу, оставляя слева от себя мелкие речушки, впадающие в Днепр, а справа – реки и речушки, впадающие в Азовское море: Молочная, Каратья, Кальчик, Кальница с притоком Дубавка.
От г. Донецка Муравская дорога, через Константиновку и Дружовку начала делать изгиб к западу - до Лозовой, оставляя слева от себя реку Самару с её притоками Волчьей, Гайчур, Соленая, Бык.
Около Лозовой дорога поворачивала на север и, плавной дугой, через Краснопавловку шла на Первомайск, теперь уже огибая реку Орель с её притоками Орелькой, Берестовой, Орчиком. Справа оставались мелкие речки Северского Донца.
Где-то здесь дорога раздваивалась. Одна из них шла через Карловку, Санжары, вдоль реки Хорол на Любны. От Любн можно было попасть через Переяславль в Киев, а двигаясь вдоль Сулы в Черниговское княжество.
Вторая - стала забирать к северо-западу и проходила между современными городами Валки и Перекоп. Далее, через Меньченки на Ольшаны, Шепитовку, Прохоровку, Черемисиновку и Ливны.
Особенностью Муравского пути было то, что на нем не было ни одной водной преграды за исключением искусственного рва, заполненного водой, между современными городами Валки и Перекоп.
Движение начиналось в мае, когда подсыхала почва, а для гужевого транспорта, по обочинам, был готовый провиант в виде сочной молодой муравы. Отсюда и его название – Муравский. По праву его еще можно называть и Майским. Пятый месяц по украинскому календарю – носит название Мурава. Что значит – трава.
Второй путь – Изюмский, был ответвлением Муравского и начинался где-то у Александровки, затем через Барвенково шел к Северскому Донцу и пересекал его между г. Изюм (поэтому так и назван) и впадением в Северский Донец Оскола.
Далее он тянулся по водоразделу рек Северского Донца и Оскола. Около населенного пункта Гусинка он раздваивался. Одна часть уходила к северо-западу, пересекая Северский Донец около Рубежного, огибал истоки рек Уд с притоками Лопань, Харьков, Муром и где-то около населенного пункта Строитель соединялся с Муравской дорогой.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: РЕКА КАЯЛА
СообщениеДобавлено: 04 апр 2010, 16:54 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2009, 18:50
Сообщения: 28627
Откуда: РФ, Краснодар
Вторая часть Изюмской дороги шла на север, отклоняясь немного к востоку. Где-то, между г.г. Новый Оскол и Волоконовка, она пересекала р. Оскол и тянулась дальше на север, оставляя слева от себя притоки Оскола, а справа притоки Дона – Тихою Сосну и Питудань.
Движение по этой дороге начиналось не раньше середины мая, после того, как пройдет половодье. Переправиться через Северский Донецк, между Изюмом и впадением в Северский Донец Оскола, в половодье, в былые времена, было практически невозможно. Наплавной мост снесет течением, а гнать коней в ледяную воду, как это предположил академик Б.Н. Рыбаков, значит, обречь их на неминуемую гибель.
Еще одной известной дорогой была Кал-Миуская. Это тоже ответвление от Муравской дороги.
Начиналась она около г. Донецка и тянулась немного к северо-востоку. Пересекала Северский Донецк между впадением в него рек Красная и Боровая. Шла почти на север по водоразделу этих рек и соединялась с Изюмской дорогой где-то возле г. Новый Оскол. По всей видимости, именно по ней и вел свою орду на Русь Мамай перед тем, как потерпеть поражение на Куликовском поле.
Одним из ответвлений от Муравской дороги была Посольская дорога. Точный маршрут ее неизвестен. Начиналась она тоже у г. Донецка, шла, по всей видимости, через Луганск, Северский Донецк, а оттуда на Волгу в Золотую орду.
Печальную известность она приобрела тем, что за столетия существования Золотой орды по ней прошли, на рабовладельческие рынки Крыма, десятки миллионов пленников, захваченных в результате грабительских набегов на Рязанское, Муромское, Владимиро-Суздальское княжества. Предки современных народностей Мордвы, Чувашей, Марийцев, камских Булгар и казахов тоже не избежали этой участи. Совершенно исчезли из степей, южные соседи Руси, Половцы. Часть из них, видно, за непослушание монголам, была перебита, остальные отведены в Крым и проданы в рабство. По крайней мере, ни в одном источнике, после того, как при Иване Грозном возникла сторожевая служба, не зафиксирована встреча дозоров с каким-либо степным кочевьем.
Можно предположить, что где-то на обочине этой дороги зарыт труп хана Батыя с его несметными богатствами, добытые разбоем и грабежами. Если, дело обстоит таким образом, то это очень даже справедливо. Образно говоря, не раз перевернулся в гробу знаменитый тать-арин, когда его могилу топтали ноги пленных, уводимых в рабство, и тут же справляли свои естественные надобности.
От развилки южнее г. Донецка шла еще одна дорога, и путь ее лежал на восток к современному г. Азову. Проходила она по водоразделу рек, с одной стороны впадающих в Северский Донецк, а с другой - в Азовское море. Можно предположить, что именно по ней шла монгольская орда в, печальном для Руси, 1123г.
Были и другие дороги. Мы их коснемся чуть дальше, а сейчас, для большего понимания того, что было в те далёкие времена, нанесем на карту, известные по источникам ХУ11-Х111в.в., леса.
Мало вероятно, что после Х11 века они претерпели большие изменения и можно с большой долей уверенности говорить об их тождественности.
Речь будет идти только о тех реках и лесах, которые нас интересуют в связи с событиями похода князя Игоря на половцев в 1185г.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: РЕКА КАЯЛА
СообщениеДобавлено: 04 апр 2010, 16:55 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2009, 18:50
Сообщения: 28627
Откуда: РФ, Краснодар
Часть вторая


Начнем с Курска. К юго-востоку от него, километрах в семидесяти начинался Губкинский лесной массив. Там находились истоки рек Северского Донца, Оскола, Сейма и их притоков Корень, Короча, Нежеголь, Волчья, Ходок, Халань, Орлик.
Берега этих рек и речушек и их междуречье сплошь были покрыты лесами и зарослями кустарника.
Если соединить условной линией города Волчанск, Новый Оскол, Старый Оскол, Тим, Белгород и опять Волчанск то это и будет, приблизительно тот, непроходимый лесной массив, что прикрывал Курское княжество с юго-востока от набегов степняков.
По этой же причине Изюмская дорога, не доходя этого лесного массива, раздваивалась. Если купцы, или войско шли в Черниговское княжество, они двигались на северо-запад, а если их целью было Рязанское, или Владимиро-Суздальское княжество – направлялись на северо-восток.
От Волчанска, по правому берегу Северского Донца, до впадения в него р. Уд был отмечен лес шириной 5-8 км.
Река Уд и ее притоки Лопань, Харьков, Муром находились в огромном лесном массиве, в котором текла и река Мож (Мжа, Можа, Межа). Непроходимый лес начинался прямо от её истока около современного города Валки и тянулся до впадения Мжи в Северский Донецк.
От Змиева источники отмечают по правому берегу Северского Донца большой, протяженностью более четырех десятков километров, «Черный лес». Далее по берегам Северского Донца, если и были леса и дубравы, то затруднения при передвижении по этой местности они не вызывали. Стоить отметить какой-то лес находящийся у впадения Оскола в Северский Донецк и дубраву, протянувшуюся на 5-7 км., при впадении реки Жеребец в тот же Северский Донецк.
Теперь посмотрим на леса с другой стороны Муравской дороги. Правые берега рек Ворскла, Псел, Сейм, Сула, Хорол и их притоки были в лесах. У истоков небольшие, шириной от двух до пяти километров. Но чем дальше к югу, тем лесов становилось все больше и больше, пока они не сомкнулись, образовав тем самым, еще один огромный лесной массив, прикрывавший Русь, от набегов степняков с юга.
Условно этот степной массив можно обозначить линией между современными городами Хорол, Полтава, Коломак, Перекоп, Золочев, Грайворон, Лебедин, Гадяч.
В районе современных Лебедин по документам находился большой, шириной более чем в полтора десятка километров, лес. Он тянулся до Гадяч, а затем захватывал все пространство между реками Хорол и Псел.
Междуречье рек Псел и Ворскла тоже было сплошь покрыто лесами. Отмечены и степные языки, в основном со стороны Черниговского княжества, но в целом этот лесной массив был для набегов степняков непроходим.
Когда академик Б.Н. Рыбаков «направил» полки князя Игоря через эти леса к реке Уд, он явно не учел того факта, что за время жизнедеятельности, за последние триста лет, количество лесов уменьшилось почти в десять раз. К тому же, как мы видим, забыл о половодье. А путь, предложенным им, пересекает с десяток рек и речушек. Вброд их не преодолеешь, а каждый раз строить мост, то до половецких станов и за месяц не доберешься.
Правый берег Сулы тоже был покрыт лесами, а вот междуречье между ней и Хоролом было свободно от лесов. По ней то и шла дорога, по которой степняки совершали свои набеги на Черниговское княжество.
Именно вдоль Сулы и ставил города, вначале Владимир Красное Солнышко, защищая Русские земли от набегов Печенегов, а затем тоже делал и Владимир Мономах, но теперь уже защищаясь от Половцев.
Были и другие дороги. Так отмечен путь дьяка Разумовского, который вел московские полки к Переяславлю. Эта дорога шла по водоразделу рек Сейм и Псёл.
Несомненно, интересен, отмеченный в документах, путь Кончака. Он начинался у Водолаги, правого притока реки Мож и через, уже знакомых по Муравской дороге, Карловку и Санжары вёл на Русь.
Теперь, когда мы знаем основные дороги левобережья Днепра, нам легче будет ориентироваться в походах Русских князей на половцев.
Одним из первых был поход 1093г. После более чем трех десятков лет междоусобиц, когда половцы хозяйничали в Киевской земле и Черниговском княжестве почти, как у себя дома, русские князья одумались. Забыв про распри, они объединились под руководством Великого Киевского князя Святополка Изъяславича. Результат единения показал силу русских дружин и, как результат, победа над врагом.
Она была значима еще и тем, что разгром врага был совершен, не где-то на границе русских княжеств, а в самом центре половецких земель.
Начался он общим сбором в Киеве. Пешцы на ладьях спустились по Днепру ниже порогов и стали в протоках острова Хортица. Туда же, по правому берегу Днепра пришла и конница. Переправившись через Днепр, направились в сторону половецких станов.
Теперь, имея перед собой схему основных дорог, легко установить конечную цель похода. Половецкие вежи находились на развилке дорог чуть южнее современного Донецка. Было начало апреля, и половцы еще не разбрелись по степи на свои пастбища. Так что русские князья прекрасно знали, где искать половцев и когда лучше всего наносить по ним удар.
Половцы, собрав огромное войско, выступили навстречу. Битва произошла на летописной реке Сутень, и по всему видно, что это современные Мокрые Ялы, приток реки Волчьей.
Поражение половцев было сокрушительным. Перебито было много половецких ханов, казнен Бельдуз, половецкий хан, неоднократно нападавший на Русские земли. Пять дней хозяйничали русичи на половецких станах, после чего с огромной добычей и славой вернулись домой.
Конечной целью очередного похода русских дружины, в 1111г. под предводительством опять Святополка Изяславича, были кочевья половецкого хана Шарахана.
Шарахан, совместно с другим половецким ханом Боняком, незадолго до этого, совершили набег на Переяславское княжество, но были наголову разбиты под г.Любны.
Местность, где были кочевья Шарахана, легко определить по тем, городам и рекам, упомянутыми в летописи в связи с походом 1111г. Они находились в районе современных городов Перекоп и Валки.
Поход снова начался ранней весной, когда еще была санная дорога. Но в пути поклажу из саней, из-за оттепели, пришлось навьючить на лошадей.
В данном походе принимало участие князей намного больше, чем в походе 1103г. Пример, когда в единстве сила, оказался поучительным. Лучше слава в походе на врага, чем бесчестие в междоусобицах.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: РЕКА КАЯЛА
СообщениеДобавлено: 04 апр 2010, 16:56 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2009, 18:50
Сообщения: 28627
Откуда: РФ, Краснодар
Объединенная рать шла левым берегом Днепра по известной уже дороге вдоль Хорола. У Новых Санжар переправились через Ворсму и, вдоль левого берега, двинулась к «Донови»; современная река Можа.
Там русским дружинам без боя сдался один из двух городов-крепостей, стоящих на пути Муравской дороги. Ученые до сих пор не могут определиться с названием этого города: то ли Балин, то ли Галин. Вернее всего, наверное, Валин. Производное от слова -вал-, насыпь в несколько сажень высотой вдоль рва, которые перегораживали Муравскую дорогу. Современный город Валки. В одном дне пути от него, находился город Шарахан, жители которого встретили русские дружины рыбой и хлебом, таким образом, показав свою покорность. Город Шарахан, легко отождествляется с современным населенным пунктом Шаровка, который находится в двадцати пяти километрах от г. Валки.
Приведя к присяге жителей Шарахана, русские дружины вернулись назад и сожгли Су-г-ров, за то, что жители его оказали сопротивление и не хотели повиноваться. Название города составное: су – обозначает воду, а что такое ров понятно всякому. Так что Сугров, можно перевести, как город, стоящий у рва заполненного водой. Это современный г. Перекоп
Как известно из документов, если от г. Валки, к востоку тянулся непроходимый лес, то от Перекопа, к западу и югу шли непроходимые болота и топкие места. Из них вытекала река Коломак – летописная Сальница.
Название данной речки происходит от слова сальнь – сало. Но обозначает оно не то, к чему мы привыкли сейчас и что так любят на Украине, да и в других странах тоже. А дается характеристика воды и берегов в реке. Так, например, реки с названием Красная, указывают не на какие-то там красоты, а на то, что вода в данной реке коричневого цвета – ржавая. Река Красная, левый приток Северского Донца по летописи именовалась именно так – ржавка.
В нашем же случае, это засаленная, грязная речка. Вспомним такие выражение, как сальные волосы, засаленные рукава пиджака, или рубашки и т. д. Особенно характерное высказывание встречается у водителей, когда один спрашивает другого, а можно ли въехать на тот пригорок, и слышит в ответ, нет, не въедешь, сплошное сало.
Название реки Коломам (Калмак) состоит из двух слов: кал и мак. Кал, переводиться, как грязь, а мак – местность, определенный участок земли. Название она получила от тех топей и болот, которые начинались от её устья и тянулись до впадение в Ворсклу и даже дальше, как отмечено в документах, почти до Санжар.
Во времена Владимира Мономаха, который тоже был участником похода 1111г., данную речку именовали Сальницей, а местность, тянувшуюся вдоль её берегов, по всей видимости, Калмаком (грязная земля). За время монгольского ига, название реки позабылось и первые сторожа (дозоры), выставленные здесь, для наблюдения за Муравской дорогой, стали ее называть Коломак (Калмак). Так же они летописный Дон, стали называть Можей (Мжой, Межой). Межа, значит граница. На ней и стояли русские дозоры со времен Ивана Грозного.
Утверждение академика Б.Н. Рыбакова, что истоком летописного Дона (Северского Донца) является река Уд ничем не обосновано. К тому же, слово уд, с древне русского языка переводиться, как часть чего-то, а с тюркского оно обозначает крупный рогатый скот. Наверное, там и пасли свои стада пастухи половецкого хана Шарахана. По крайней мере, как можно понять по результатам похода русских дружин 1111г. окрестности реки Уд, а так же Можи (летописный Дон) находились в его владении.
На Сальнице и произошло главное сражение между русским полками и половцами. Поражение половцев было до того сокрушительным, что сын Шарахана Отрах откочевал в пределы Кубанских степей, а затем поступил на службу к Грузинскому царю. Там он женился на грузинской царевне, несомненно, перед этим окрестившись. Именно ему посвящен прекрасный рассказ о полынь траве, помещенный в Галицкой летописи. Так что его сын Кончак, известный по Слову о полку Игореве и летописям, был наполовину грузин, а наполовину половец. А какой же у него должна была быть прелестной дочь, что в неё мгновенно влюбился, попавший в плен княжич Владимир, женился и не расставался до конца своих дней.
Чем не сюжет на тему Ромео и Джульетты, только в русско-половецком исполнении и со счастливым концом.
На многие годы, у половцев была отбита охота пакостить русским княжествам и чинить препятствия на путях движения русских купцов, идущих в Крым, в города, принадлежащие Византии. В летописях их называли греческими.
Но вот вернулся в степи половецкий хан Отрах. Его сын Кончак, как мы знаем, обосновался в бассейне р. Водолага, тем самым, заняв территорию, которая раньше принадлежала его деду Шарахану. Чуть южнее на Муравской дороге раскинул свои станы хан Кобяк. Были, несомненно, и другие половецкие ханы, которые стали препятствовать свободному передвижению купцов в греческие города Крыма.
Назрела острая необходимость очередного похода на половцев. Он и состоялся в 1170г. под предводительством, недолго ставшим Великим Киевским князем, Мстиславом Изяславичем, сыном Изяслава Мстиславича, внуком Мстислава Владимировича, правнуком Владимира Мономаха.
Он, по примеру своего знаменитого предка, созвал съезд князей в Киеве и выступил с речью, сказав, мол, половцы, не то что Греческий путь отбирают, но и Соляной и Залозный. И не пора ли нам возвратить пути наших отцов и дедов.
«Пора - на редкость единодушно для того времени, когда междоусобицы раздирали на части Киевскую Русь, откликнулись Русские князья и собрали огромную, по тем временам, рать.
Этот поход еще интересен и тем, что в нем принимали участия князья, известные по Слову о полку Игореве.
Рюрик Ростиславович, еще Смоленский князь был болен и его полк возглавил брат – Давид Ростиславович.
Святослав Всеволодович, пока еще Черниговский князь, и его брат Ярослав Всеволодович.
Олег Святославович Северский, брат князя Игоря, сын Святослава Олеговича Рыльского.
Глеб Юрьевич Переяславский, будущий Великий князь Киевский – отец Владимира Переяславского (туга и тоска сыну Глебову).
Михаил Юрьевич – брат Всеволода Большое гнездо, того, кто может Волгу веслами расплескать, и сам Всеволод.
Среди других князей, принявших участие в походе, был и пятнадцатилетний Курский князь Всеволод Святославич, известный по Слову о полку Игореве, как Буй Тур Всеволод.
Из Киева объединенная рать выступила 2 марта в среду в Сыропустную неделю. Половцы, узнав численность рати, что идет на них, как с усмешкой сообщает летописец, побросали своих жен, детей, все имущество и убежали за 9 дней пути от Киева.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: РЕКА КАЯЛА
СообщениеДобавлено: 04 апр 2010, 16:58 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2009, 18:50
Сообщения: 28627
Откуда: РФ, Краснодар
Оставив при обозе Ярослава Всеволодовича, русские дружины бросились за ними в погоню и нагнали их у реки Угл, а других по реке Снопороду. Тех, кто пытался спастись бегством, прижали к Черному лесу, частью перебили, частью взяли в плен, а остатки загнали за Волков.
Если мы посмотрим на схему дорог, то увидим, что и в этот раз, удар был нанесен по половецким станам, расположенных на Муравской дороге, где от неё отходит ответвление на Киев. Примерно, это район современного населенного пункта Первомайский.
Черный лес, как известно по документам, тянулся по правому берегу Северского Донца, где-то до современного г. Червонный Донец. Там же впадает в Северский Донецк Волох, летописный Въсколь. А так же находился и, известный по Книге Большому Чертежу, один из перелазов (место удобное для переправы) через Северский Донецк.
Река Угл – несомненно, Орель, а вот считать Снопороду – Самарой, как это делает академик Б.Н. Рыбаков, нельзя. От места боевых действий похода 1170г. до Самары три - четыре дня пути. Вряд ли туда доскакали русские дружины. Вернее всего Снопород, это правый приток Орели, Берестовая.
И в этом походе, как мы убедились, русские князья прекрасно знали, где находятся половецкие станы и не теряли время на их поиск.
Победа была впечатляющей, но, как видно из последующих событий, не окончательная. Вернувшись в Киев, Мстислав Изяславич начал подготовку к очередному походу с целью освободить и Греческий путь, но тут очередную междоусобицу начал Андрей Боголюбский и поход Мстислава Изяславича на половцев не состоялся.
Он состоялся через 14 лет под предводительством, известного по Слову о полку Игореве, Великого Киевского князя Святослава Всеволодовича.
Обращает на себя внимание, что в этом походе, большей частью, принимали участие молодые князья, можно сказать, юноши. Владимиру Глебовичу Переяславскому было всего 15 лет. Ненамного и старше были и дети самого Святослава Киевского, Мстислав и Глеб. Из Луцка пришли сыновья, умершего во время похода 1170г. Ярослава Изяславича, Всеволод и Мстислав. Они доводились племянниками князю Игорю. В походе принимал участие еще один племянник князя Игоря, сын Романа Ростиславича – Мстислав, в будущем Великий Киевский князь, а так же сын Давида Ростиславича Смоленского – Изяслав. О них в летописи сказано, как о внуках Ростиславовых. Были еще малоизвестные князья, такие как Мстислав Владимирович Городецкий, Ярослав Юрьевич Пинский и его брат Глеб Добровицкий. Ярослав Галицкий прислал воеводу с полком.
Маршрут похода намечался по правой стороне Днепра, с последующей переправой у Инжир брода на левую. Пешее войско должно было плыть на ладьях.
Когда Святослав Киевский потребовал от Черниговских князей, чтобы они приняли участие в походе, те резонно отказались, заявив, что, если войско пойдет по левой стороне Днепра, то они у Сулы присоединяться. А вести полки по правому берегу, чтобы потом переправляться на левую сторону Днепра, это неразумно, да и опасно. Половцы могут воспользоваться отсутствием дружин и пограбить их земли.
Действительно, непонятно, почему Святослав Киевский не повел полки по левой стороне Днепра? Конец июня. Лето в самом разгаре. Реки, после половодья, уже в нормальном состоянии, некоторые, наверно, и обмелеть успели. Так что причин вести полки по правой стороне Днепра, а не по левой, у Святослава Киевского не было. Мог бы, и согласиться с доводами своих братьев, но он этого не сделал. Единственно, что можно предположить, он стал отодвигать, слишком уж воинственного и удачливого, князя Игоря на задний план.
Оказавшись на левом берегу Днепра, русские дружины перешли Угл (Орель) и здесь разделились. Вперед пошли полки молодых князей: Владимира Переяславского, Мстислава Романовича, сыновей самого Святослава Киевского Глеба и Мстислава, а так же Глеба Юрьевича Добровицкого и Мстислава Владимировича Городецкого. В помощь им дали 1500 берендеев. Сам Святослав Киевский с основным войском шел на день позади.
Основные военные действия произошли, согласно летописи, опять же, у реки Орель. Если смотреть по карте на реку Орель, то она похожа на большую букву С, поэтому и ее летописное название Угл. Не зная этого, можно подумать, что русские дружины в походе 1184 года, в поисках половцев, топтались на месте. Но нам уже ясно, что русские князья прекрасно знали, где находятся половецкие станы и зря время на поиски не теряли.
Перейдя Орель у впадения её в Днепр, русские дружины пошли к её истоку. Конечная цель их была та же, что и в походе 1170г. Развилка дорог у населенного пункта Первомайский.
Половецкий хан Кобяк, защищая свои станы, вышел навстречу и был разбит на реке Орель, где-то в районе населенных пунктов, или Чапаева, или Верхняя Орелька.
Была одержана блистательная победа. В плен попало 17 половецких ханов и около 7000 простых воинов. А всего пленных оказалось около 50000. Было освобождено много русских пленных, а уж про захваченную добычу, в виде скота, веж половецких и другого добра и говорить нечего.
За Ворсклой, возвращаясь назад, всех пленных князей, «за храбрость», отдали Владимиру Переяславскому. Он их и отпустил «за тяжелый откуп».
Князь Игорь, узнав, что Святослав ушел без него, решил самостоятельно идти в поход. Взял с собой брата, Курского князя Всеволода, сына Владимира из Путивля и племянника Святослава из Рыльска отправился в путь. За рекой Мерло, им повстречался половецкий хан Обослый Кестутович, шедший на Русь с 800 воинов. Русские дружины разбили его. Часть порубили, других пленили. На этом поход и закончился.
Можно было бы согласиться с доводами академика Б.Н.Рыбакова о незначительности похода князя Игоря, если бы не знать, что находиться за рекой Мерл, значит проделать путь длинной почти в 400 км, и оказаться на Муравской дороге, где-то в районе современных городов Перекоп и Валки. Даже не это главное. Главное то, что до места сражения, где был разбит половецкий хан Кобяк, князю Игорю оставалось два дня пути.
У В.Н. Татищева имеется интересная запись. После первой стычки Кобяка с молодыми князьями, половцы узнали от пленных, что Святослав и И г о р ь близко, стали отступать.
Владимир Переяславский перешел Орель, разбил их и гнал до станов, где и пленил. Многие ученые сомневаются в правдивости этих строк, полагая, что летописец ошибся и вместо Рюрика вписал имя князя Игоря.
Имя Рюрика, хоть и фигурирует в летописи в связи с походом 1184г, но уже доказано, что он в походе участие не принимал. А его имя вписано в летопись позже, когда он стал Великим Киевским князем.
Как известно, Святослав с основным войском шел позади полков молодых князей на день пути. При нем был обоз и пешие воины. Конные дружины князя Игоря были в двух днях пути, но к битве не поспели, так как на их пути встретился половецкий хан Обослый Кестутович.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: РЕКА КАЯЛА
СообщениеДобавлено: 04 апр 2010, 16:59 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2009, 18:50
Сообщения: 28627
Откуда: РФ, Краснодар
О том, что князь Игорь был знаком с Муравской дорогой, говорят и события 1173г.
Воспользовавшись очередной междоусобицей русских князей, половцы «пришли в Черниговские земли Святослава Всеволодовича и великий вред чинили». Двадцатидвухлетний князь Игорь собрал дружину и, как сообщает летопись, пошел за Ворсклу и там узнал, что половецкие ханы Кончак и Кобяк ушли к Переяславлю.
Станы половецкого хана Кончака, как известно, находились в районе современной реки Мжа, летописный Дон. А Кобяк был пленен после битвы в верховьях реки Орель.
«Пойти за Ворсклу», значит оказаться именно в этих местах. Пройти туда из Новгород-Северского княжества можно всего двумя путями: вдоль Сулы, а затем по левому берегу Днепра, и по Муравской дороге. Вдоль Сулы князь Игорь пройти не мог, так как там были половцы. Следовательно, за Ворсклу он попал по Муравской дороге. Там он дождался помощи от других князей и, когда половцы возвращались от Переяславля в свои станы, внезапно напал на них, «многих побили и гнали их до Серебряного и Убруча».
Прежде, чем перейти к событиям 1185г., необходимо сделать отступление и возвратиться в 1168г., год, когда князь Игорь был участником еще двух походов на половцев.
Летописец о них сообщает очень скупо. В первом походе Новгород-Северский князь Олег с братьями (князья Игорь и Всеволод) ходили на Боняка за Донецк и победили его, но многих своих потеряли и не рады были большой добыче и пленным.
Летописная река Донецк, это участок современного Северского Донца от устья до впадения в неё Мжи. Дальше Северский Донецк именовался Доном.
Хан Боняк, видно один из внуков того Боняка шелудивого, что жил во времена Владимира Мономаха и был им разгромлен.
Ученый-биолог Г.В. Сумаруков, в своем труде посвященному Слову о полку Игореве, указал, что тотемом хана Боняка был волк.
Сопоставив схему Изюмской дороги и реку Волчью, левый приток Северского Донца, мы легко определим, где были станы половецкого хана Боняка. Они располагались на разветвлении Изюмской дороги, где-то недалёко от современного населенного пункта Гусинка.
Этой же зимой Черниговские и Северские князья опять ходили на половцев. Снега было мало. Олег с братьями (Игорь и Всеволод) разгромили станы половецкого хана Козы (Гза Слова о полку Игореве). Захватили в плен жену, детей и «много имения».
Ярослав Черниговский взял стан половецкого хана Берлякова и много пленных русских освободил.
Определить где находились станы половецкого хана Берлякова трудно, а вот предположить место кочевок ханы Гзы можно.
По документам ХУ11-Х1Хв.в. левый приток Северского Донца Нетруса, раньше называлась Нетригуса. (По тем же документам река Жеребец раньше называлась Черный Жеребец, а река Красная именовалась Красно Ян)
Числительное три, в совокупности с отрицательной частицей –не-, переводиться, как –много-. Слово –кза- переводиться с тюркского, как гусь. Как видно гусь был не только тотемом, но и именем половецкого хана Гзы. Не-три-гуса, это речка, где много гусей.
Можно, с определенной долей уверенности сказать, что станы хана Кзы были где-то в районе басейна реки Нетригусы, и предположительно они находились на левом берегу Оскола, около современных населенных пунктов Высшее Соленое и Низшее Соленое. И именно сюда, за солью, ездили русские купцы по, так называемому, Соляному пути.
Гнать телеги за солью в Крым, как это написано у академика Б.Н. Рыбакова неразумно. Соль добывалась и гораздо ближе. Известное с давних времен Артемовское месторождение соли, по расстоянию, в два раза ближе, чем крымское. Были, наверное, и другие места, где добывалась соль. Так в документах упоминается какое-то большое соленое озеро по левому берегу Северского Донца, напротив впадения в него реки Берека. Путем выпаривания, прием известный с давних времен, могли добывать соль и там.
Теперь перейдем к событиям 1185г. Он начался с того, что в феврале месяце к границе Русской земли подошел Кончак и остановился у реки Хорол. Летописец об этом пишет так: - Пришел окаянный и безбожный и треклятый Кончак со множеством половцев на Русь. Пленить хотел грады Русские, и пожечь огнем. Ибо обрел мужа такого басурманина, который стрелял живым огнем. Говорят, у них были луки тугие самострельные, едва 50 муж натянуть их могли.
Развивая мысль летописца, академик Б.Н. Рыбаков добавляет, что замыслы у Кончака были под стать Батыевским, покорить Русские земли и сжечь их города. Что же предпринял для этого Кончак?
Он посылает гонца к Ярославу Черниговскому с лестью (миром). Думает, наверное, мол, обману его, что бы ненароком не напал, а там дальше и с другими княжествами разберусь, пленять их буду и жечь. И стоит он у Хорола, и день, и два, и неделю, и вторую. Недели три простоял, не меньше. А за шатром февральские вьюги, да метели. Рядом наложница. Еды и вина хватает. Видно, обленился Кончак совсем. Даже русских купцов, то и дело, проезжающих мимо его стоянки, не трогает. А его «огромная» рать все леса в округе сожгла, греясь у костров. Так что их стан надо передвинуть на другое место, что и сделал академик Б.Н. Рыбаков. Да поближе к Новгород-Северской земле, чтобы князь Игорь, согласно его расчетам, мог успеть к решающей битве.
Не успел князь Игорь к битве. Следовательно, он, давний союзник Кончака, специально отклонился от похода на своего друга, а раз так, то князь Игорь предает интересы русского народа.
Во многих книгах и учебниках напечатан этот домысел, который в здравом уме и придумать невозможно.
Что же было на самом деле? Кончак неожиданно, так как степняки зимой на русские земли никогда не нападали, подошел к границе русских земель и расположился у Хорола, после чего послал гонца к Ярославу Черниговскому, уведомляя того о том, что он пришел не с войной, а миром.
В летописи этого нет, но с такой же целью он должен был послать гонца и к Святославу Киевскому. После чего, спокойно, даже не выставив сторожей и дозоры, стал дожидаться ответа.
Посол до Чернигова, по зимней дороге, добирался не меньше десяти дней. Ярослав Черниговский для переговоров отправил боярина Олстина Алексенича, и уведомил об этом Святослава Киевского. От Чернигова до Киева по зимней дороге не меньше четырех дней.
Прошло уже две недели, как Кончак стоит на Хороле. В Киеве об этом уже давно известно, но мер против Кончака никаких не принимается. И только тогда, когда Святослав Киевский узнал о переговорах Ярослава с Кончаком, он «разгневался на своего брата» и стал собирать полки для нападения на половцев.
Ярослав Черниговский, на требование Святослава Киевского выступить походом на Кончака, резонно заявил, мол, я послал к нему своего боярина и не могу идти на него войной. Убьют же человека.
Князь Игорь, не обремененный такой заботой о своем дипломате, стал собираться в поход. Его не остановили даже доводы думцев, заявивших, что мы не птицы, и не можем поспеть к битве.
Мог ли князь Игорь успеть к битве? Конечно, мог. Святослав Киевский, посылая гонца с требованием о выходе в поход черниговских князей, непременно указал день и место, куда они должны были прибыть. Другое дело, что сроки были очень короткие, и время на сборы терять было нельзя.
Задержка в пути у князя Игоря произошла тогда, когда он, желая выиграть время, пошел не вдоль Сулы, а решил спрямить путь и двинулся от Нетригайлова до населенного пункта Пески, напрямую через степь. Тут его и застала метель. Он заблудился, а потом и вовсе остановился, тем самым, вместо выигрыша в один день пути, он его потерял.
Но и не это главное. О своем выходе в поход он должен был уведомить Святослава Киевского, послав к нему гонца. То же самое, он должен был сделать, когда случилась задержка в пути.
До встречи с полками Святослава Киевского ему оставалось преодолеть путь в два-три дня конного перехода.
Что же Святослав Киевский? Стал ли он дожидаться полков своего двоюродного брата? Как бы ни так. Узнав, сперва, от купцов, а затем и от разведчиков, где находиться Кончак и численность его войска он, не то что стал дожидаться подхода полков князя Игоря, а наоборот, заторопился и, совершив ночной бросок, утром, внезапно напал на Кончака.
Бегство Кончака и его войска было столь стремительным, что, посланные вдогонку 6000 конников, никого не нашли. Ни самого Кончака, ни даже хотя бы одного воина из его «огромной» рати.
Вывод напрашивается сам собой. Кончак действительно приходил с мирными целями, а попавшие в руки русских князей трофеи в виде, басурманина, стреляющего греческим огнем и лук, который едва могли натянуть пятьдесят человек, не более чем экзотические подарки. Другого применения найти им было невозможно.
Великий князь Святослав Всеволодович вернулся в Киев в ореоле славы, а вот князя Игоря она опять обошла стороной.

Продолжение в третьей части

( Академик Б.Н. Рыбаков, река Хорол, река Сула, Святослав Всеволодович, хан Кончак, Ярослав Черниговский, хан Гза, Олег Святославич)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: РЕКА КАЯЛА
СообщениеДобавлено: 04 апр 2010, 17:00 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2009, 18:50
Сообщения: 28627
Откуда: РФ, Краснодар
Часть третья


15 апреля князь Игорь отмечал день рождения, или, по-старинному, день ангела.
Невеселый получился день рождения у Игоря. За два года, это уже третий случай, когда воинская слава обходит его стороной. А если вспомнить 1180 год, и тот позор, что он принял из-за бегства половцев, под предводительством Кончака, совсем нерадостная картина вырисовывается. Да еще Святослав Киевский задумал на всё лето поход, чтоб окончательно добить половцев. Будет снова ему слава. В общем, как отмечает летописец, у Игоря было много причин, чтобы, на самом деле, позавидовать славе других князей. Посоветовавшись с братом Курским князем Всеволодом, отправился князь Игорь в самостоятельный поход.
21 апреля 1185г. была Пасха. Отметили её и 23 апреля тронулись в путь. Снова весна, опять половодье. Стылая вода в реках, едва начинает пробиваться лист на деревьях, на пригорках, где потеплее, и трава зеленеет. Коней ей не накормишь, как это предположил академик Б.Н. Рыбаков, а вот козы, да овцы щиплют ее с удовольствием. Но не на овцах и козах отправилась в путь дружина Игоря, а на конях, а их надо хорошо кормить, иначе в бою подвести могут. Овес нужен. Его на вьюках не повезешь. Нужны телеги. Да еще провиант для себя, теплые вещи, так как ночью температура воздуха, бывает, опускается ниже нуля. Палатки, котлы для приготовления пищи, и еще множество необходимых вещей, что везут в обозе.
Если брать в расчете одну телегу на десять всадников, то численность телег будет где-то около семисот. Такому обозу, со стоянки тронуться и то больше часа нужно, а в длину, при движении он растягивался километров на пять. Так что скорость передвижения Игоревых полков надо ориентировать на скорость передвижения обоза, а не на конников Буденного, как это сделал академик Б.Н. Рыбаков.
При 14 часовом световом дне, с учетом утреннего и вечернего кормления коней, остановок на отдых, обеденного перерыва, она будет не более 40 км. в сутки.
1 мая подошли к Донцу, где их застало солнечное затмение. Случилось это во второй половине дня, около 16 часов. До наступления темноты оставалось три-четыри часа. Пока митинговали, пока князь Игорь уговаривал дружинников идти дальше в поход, наступили сумерки, и ни о какой переправе через Донецк не могло быть и речи. Хотя, согласно летописи, создается впечатление, что в путь полки пошли сразу после обращения к дружине князя Игоря.
Но это обманчивое впечатление, вызванное невнимательным чтением летописи. Там сказано, что, только «переправившись через Донецк», пошли к Осколу.
Переправа через Донецк происходила на следующий день 2 мая, после того, как был построен мост. Каким бы мелким не был Северский Донецк в районе переправы, гнать коней в ледяную воду неразумно, да и провиант в телегах зальет водой.
Второго мая должен был быть еще и днем отдыха после нескольких дней пути. Так что к Осколу полки князя Игоря отправились утром 3 мая.
От Рубежного, где полки князя Игоря переправились через Донецк, до Оскола (чуть южнее Купянска), по прямой 85 км. Учитывая извилистость старых дорог, увеличиваем это расстояние на 1/3, и получаем около 120 км. Следовательно, переход от Северского Донца до Оскола занял у Игоря три дня: 3, 4 и 5 мая.
Два дня (6 и 7 мая) ждали Всеволода, который шел «иным путем из Курска». Ему пришлось огибать с востока лесной массив, лежавший юго-восточнее Курска.
Встреча братьев произошла 8 мая, южнее г. Купянска, не раньше полудня. Этот же день, для курской дружины, был и днем отдыха. На три дня задержки в пути указывает и Лаврентьевская летопись.
К летописной Сальнице отправились 9 мая. В пути встретились разведчики и сказали: - Видели врагов, враги ваши во всем вооружении ездят, так что, либо поезжайте без промедления, либо возвратимся домой: не подходящее сейчас для нас время. Игорь же обратился к братии своей: «Если нам придется, не приняв боя, вернуться, то позор нам будет хуже смерти; пусть же будет так, как нам Бог даст». И, порешив так, ехали всю ночь.
Понять князя Игоря можно. Вернуться назад без боя, значит навлечь на себя столько насмешек и упреков в трусости, что это, действительно, будет позор хуже смерти.
До встречи с разведчиками двигались все с той же скоростью: около 40 км. в сутки. Можно предположить, что встреча с ними произошла во второй половине дня, когда пройдено было уже километров 30.
Обоз замедлял движение, и дальше двигаться надо было без него. За остаток дня 9 мая и ночь с девятое на десятое, можно было пройти еще километров 50-60.
Так что реку Сюурли надо искать в 80-90 километрах от того места на реке Оскол, где произошла встреча братьев Игоря и Всеволода. Сократив на треть, это расстояние, по прямой, будет равняться приблизительно 60 км.
Где-то между Осколом и Сюурли должна находиться Сальница. Недалеко от Сюурли течет и Каяла, где произошел окончательный разгром полков Игоря, а рядом с ней озеро, около которого бился Курский князь Всеволод. Тут же, недалеко, должно находиться и море, в котором утонули, пытавшиеся сбежать с поля боя, ковуи. По дополнениям из других летописей за Сюурли возвышается гора. Вокруг неё гонялись за половцами дружинники Игоря.
Еще надо учесть, что по одним летописям, окруженные полки Игоря, сражаясь, шли, пытаясь дойти до Донца (участок Северского Донца от устья до впадения в него реки Мож). По другим шли к Дону (Северскому Донцу), чтобы укрыться в каком-то лесу.
Добавим сюда гряду холмов, похожих на шлемы и мы поймем, что данных для нахождения Каялы столь много, что впору в них и запутаться.
Для начала выясним, а была ли вторая переправа через Северский Донецк (Дон)?
Тут, образно говоря, медвежью услугу, оказал тем исследователям, кто ищет Каялу, Великий историк В.Н.Татищев. Он указал, ссылаясь на Книгу Большого Чертежа, что Сальница впадает в Северский Донецк (Дон) около г. Изюма.
Тут же недалеко, как известно, пролегает Изюмская дорога, где имеется «перелаз» (место удобное для переправы на другой берег) через Северский Донецк (Дон). Более удобного пути в половецкие степи от Оскола, где состоялась встреча Игоря с братом Всеволодом и не найти.
Началась подгонка под готовое решение. И.М. Кудрявцев, Гетманцев, генерал Федоров, академик Б.А. Рыбаков и другие, ссылаясь на В.Н. Татищева, вели полки князя Игоря к Сальнице, затем шла переправа на правый берег Северского Донца (Дона) и, в зависимости от вкусов того, или иного исследователя, находилась речка, которая предположительно, могла быть Каялой.
В.Н. Татищев не ошибся, указав название современной речки Сухой и Мокрый Изюмец, как Сальница. Она и есть Сальница, после половодья илистая, с грязными берегами мутная речушка.
Таких речушек на Русской равнине великое множество. Кал, Кальчик. Кал-Миус, то же Коломак, Руды, Рудня, Калмицна, уж не говоря о Черных, Черненьких и Чернухах. Всех их характеризует один признак: грязные, илистые берега.
Каяла, в переводе с тюркского по Менгельсу, обозначает то же самое: жир, сало. По-русски – Сальница, по-тюркски – Каяла. Перефразируя, можно сказать, что речек и речушек с названием Каяла на Русской равнине не меньше, чем Сальниц.
В принципе, Игоревы полки могли успеть доскакать до Сальницы и переправиться через Северский Донецк (Дон) на, так называемом, Изюмском перелазе. Но ни в одной летописи на это нет даже намека. К тому же, в одной из них упоминается хвастовство Северских князей после их победы на реке Сюурли. Мол, и дальше пойдем за Дон (Северский Донецк), где никто из русских князей и не был.
Такое можно сказать только в двух случаях. Первый – если бы Северские князья были на правой стороне Северского Донца (Дона) от впадения в него реки Мжа (Летописный Дон) до впадения в Северский Донецк (Дон) реки Берека.
А второй вариант, если бы они находились на левом берегу Северского Донца (Дона) после впадения в него реки Берека.
Первый вариант отпадает сам собой. Северские князья шли от Оскола и, если бы они и переправились через Северский Донецк (Дон), на эту сторону, то не было бы никакой надобности хвастаться тем, что они пойдут туда, где они уже были до этого. К тому же переправа через Северский Донецк (Дон) в половодье, в районе Изюма практически невозможна.
Вариант академика Б.А.. Рыбакова, что Каялу, ссылаясь на плач Ярославны, необходимо искать в бассейне Днепра, очередной вымысел.
С таким же успехом, ссылаясь на плач Ярославны, можно искать Каялу в бассейне реки Дунай.
К тому же в район реки Бык, где академик Б.А. Рыбаков поместил Каялу, можно без приключений, добраться и по Муравской дороге. А то, что князю Игорю эта дорога была хорошо знакома, мы уже знаем по результатам других походов.
Остается разобрать второй вариант. Для начала поместим на карту те водоемы, которые во время паводка, разлившись, можно принять за море. На Руси и большие водоемы именовали морями.
Таких озер-морей по документам, в намеченном нами районе, всего три. Первое, это озеро Лиман, лежавшее по левую сторону Северского Донца (Дона), чуть ниже впадения в него реки Мжа.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: РЕКА КАЯЛА
СообщениеДобавлено: 04 апр 2010, 17:02 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2009, 18:50
Сообщения: 28627
Откуда: РФ, Краснодар
Еще по документам двухсотлетней давности, это озеро было раз в пять шире и раз в десять длиннее нынешнего. Во времена князя Игоря, оно было руслом Северского Донца (Дона), а во время половодья разливалось так, что его вполне можно было принять за море.
Второе озеро, по данным геологоразведки находилось в районе г. Изюм. Во время половодья его тоже можно было назвать морем.
Третий крупный водоем образовывался в районе, так называемых Торских озер. Много мелких озер находилось, как по правую сторону Северского Донца, так и по левую. Во время половодья, когда, практически в одном месте, в Северский Донец сбрасывали свои воды реки Нетруса, Жеребец, Красная и Тор, разлив достигал в поперечнике десятка километров. С тех времен, когда здесь было озеро-море, сохранилось и название «Красный лиман».
В каком же, из этих трех озер-морей утонули ковуи, сбежавшие с поля боя?
Путем исключения, можно с большой долей уверенности сказать, что это вряд ли были: современное озеро Лиман и район, прилегающий к г. Изюму. Там нет гряды холмов, своим видом напоминающие шлемы, а так же горы, вокруг которой русские дружины гонялись за половцами.
Всё это мы можем найти в районе бассейна реки Красная, или Красно Ян, как отмечено в документах.
Сюурли, переводится с тюркского, как комариная. Еще один перевод, как двух руслая. Река Красная и является мелководной, с огромным количеством комаров, двух руслой речкой.
На ее левом берегу, чуть южнее населенного пункта Краснореченское, возвышается, довольно внушительных размеров высота. И совсем недалеко, что немаловажно, по междуречью рек Красная и Боровая тянется известная Кал-Миуская дорога.
Если двигаться от Купянска к устью реки Красной, по правую сторону можно видеть гряду холмов, своим видом напоминающих гигантские шлемы древнерусских воинов.
При впадении реки Жеребец в Северский Донецк указан дубовый лес, протяженностью 5-8км. Не к нему ли хотели дойти, оказавшиеся в окружении, русские дружины?
Имеются и небольшие озера. Одно из них имеет название Торское. Даже подумалось, а не ошибся ли летописец, перепутав букву –т- и –м-, написав, вместо «в Торе утопив», «в море утопив». Нет, не ошибся. Слово о полку Игореве такое предположение опровергает начисто.
Остается выяснить, как Сальница-Каяла трансформировалась в реку Жеребец?
Сразу обращает на себя внимание одно несоответствие: в недалеком прошлом река Жеребец именовалась Черным Жеребцом. Очень странное название. Бытующая легенда, что название реки произошло от того, что в реке будто утонул черный жеребенок явный вымысел. Обычно, по отношению к лошадям, применяется слово вороной. А тут – Черный.
Если в данном название дано указание на состояние берегов и воды самой речки, в смысле – грязной, то причем тут слово – Жеребец. Так бы и назвали: Черная, Чернуха, Вороная, Воронья, или оставили бы старое называние – Сальница.
Всё очень легко объясняется, если вспомнить, что похожим на слово жеребец, слово жеребий обозначали определенный участок земли.
Жеребием (землей) наделяли сыновей московских бояр, когда стали заселяться пустые земли по левую сторону Днепра.
Жеребий, как определенный участок земли отходил и к монастырям. Тут же указывались и ориентиры границ этого жеребия.
В летописи встречается и жеребий Симов, земля, лежавшая очень далеко от Руси.
На Черную землю, как место, где произошёл окончательный разгром Игоревых полков, указывает и Слово о полку Игореве:

Черная земля, под копытами костьми
Была засеяна, и кровью полита.
Горем тот, весенний посев,
Взошел по Русской земле.


Мы видим, что и в данном случае, как и с Коломаком, название речки за период монгольского ига позабылось, а наименование местности перешло в её название.
Местность, по которой протекала Каяла-Сальница, раньше называлась Черная жеребия (земля), а затем речка стала называться Черная жеребия, со временем превратившись в Черного жеребца и, наконец, просто в Жеребец.
Тут же мы найдем и все тотемы половецких родов, на наличие которых указал в своей работе ученый Г.В.Сумаруков.
Первыми на пути дружин князя Игоря встретились половцы - потомки хана Боняка, тотем Волки.
За ними подняли клекот Орлы. По их угодьям провел свои полки Курский князь Всеволод. (Река Орлик, приток Оскола).
Стремительно продвигающиеся вперед полки князя Игоря, где-то на полпути между Осколом и Сюурли (Красная), встретили лаем половцы, чьим тотемом была Лиса.
Местонахождение этих половцев легко определяется по г. Лисичанску. Их угодья находились в районе «перелаза» через Северский Донецк, и именно по ним нанес свой основной удар князь Игорь.
Как раз на полпути между Осколом и Сюурли, по правую сторону, хорошо видна гряда холмов своим видом напоминающая шлемы древнерусских воинов. (О, Русская земля, ты уже за шелёмом лежишь).
На левом берегу реки Красной были угодья другого половецкого племени – Сваты, современный город Сватов. (Сватов напоили, а сами полегли за землю Русскую).
Полозы (большая змея) кочевали около реки Айдар. Айдар в переводе с тюркского змея, крокодил, дракон.
Половцев с тотемом Ворон (Черный ворон поганый) легко обнаружить в районе современного города Воронеж. Для Рязанских князей г. Воронеж считался степью.
Тревожная ночь перед битвой, утренний туман, и в бой. Блистательная победа, еще одна бессонная ночь, окружение, попытка, укрывшись за телегами, выйти из окружения.
От Красной до Жеребца около 20-30 км. Именно такое расстояние полки князя Игоря прошли, сражаясь, за одни сутки. Может быть, дней за десять и вышли бы к границе своего княжества, но тут побежали ковуи. В обороне образовалась брешь, куда и хлынули толпы половцев. Всё перемешалось. Русских ратников, которые фактически не спали трое суток, можно сказать, брали голыми руками.
В плен попало 5500 воинов. Погибших было не так и много. Если исходить из расчета численности полков, плюс «черные люди» (по два извозчика на телегу), то получится приблизительно около 7000-8000 человек.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: РЕКА КАЯЛА
СообщениеДобавлено: 04 апр 2010, 17:03 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2009, 18:50
Сообщения: 28627
Откуда: РФ, Краснодар
Большей частью погибших были ковуи, которые сбежали с места битвы. Они были прижаты к морю-озеру, со страху пытались его переплыть, да так там все и потонули.
Если проанализировать события 1185г. то можно прийти к выводу, что весенний поход князя Игоря, с самого начала был обречен на неудачу.
Одной из причин этой неудачи было упрямство самого князя Игоря, который вел полки в глубь половецких степей, не как опытный полководец, каким он был на самом деле, а в расчете на обыкновенное русское авось (а там, как Бог даст).
Второй и, наверное, основной причиной неудачного похода князя Игоря, была мифическая победа Святослава Киевского над Кончаком.
Полководческий талант князя Игоря виден во всем: время выхода в поход, маршрут передвижения, конечная цель похода и, как не удивительно, но та задержка около Оскола на три дня, тоже входила в его планы.
Он не учел одного, что Кончак со всем своим войском оказался боеспособным. К тому же, обозленный вероломством Святослава Киевского, он и выступил тем, редким для половцев, объединяющим началом, что в конечном результате и привело к гибели Игоревых полков.
Он сразу же, едва князь Игорь достиг Муравской дороги, узнал о передвижении полков князя Игоря. Об этом ясно сказано и в Слове о полку Игореве:

Половчанин Гза спешит.
Серым волком Кончак
Ему путь указывает
Ко Дону Великому.

Наверное, первой мыслью Кончака, когда он от дозорных, или лазутчиков, узнал о движении Игоревых полков, было, что Святослав Киевский, не удовлетворенный результатом мартовской битвы, послал князя Игоря с дружиной против него. Быстро собрав войско для отпора, он стал ждать неприятеля.
Но вопреки его предположениям, князь Игорь не пошел по Муравской дороге, которая напрямую выходила к его станам, а, переправившись через Донецк, повел свои полки к Осколу.
Ситуация изменилась. Кончак вздохнул с облегчением и послал гонцов к своему соседу хану Гзе, уведомляя того о возможном нападении русских дружин. Сам же занялся переправой своих полков через Северский Донецк (Дон), где-то в районе современного населенного пункта Червонный Донецк.
Ударились в бегство и половцы, чьи угодья находились в районе реки Волчьей и Орлика (тотем Волк и Орел).

И половцы, степными дорогами,
Побежали к Дону Великому.
Скрипят телеги в полуночи
Говором лебедей распуганных.

На первый взгляд, задержка в пути на два дня Курского князя Всеволода, выглядит какой-то несогласованностью в их планах, но, на самом деле, это не так.
Князь Игорь, двигаясь к Осколу, как бы отрезал пути отхода потомков хана Боняка (Тотем Волк) от их возможного бегства по Изюмской дороге, но оставлял возможность «неготовыми дорогами» уйти к Дону (Северскому Донцу). Туда же к Дону (Северскому Донцу) побежали и половцы от Курского князя Всеволода.
Это район современного населенного пункта Рубежная, где Кал-Миуская дорога пересекала Дон (Северский Донецк).
Расчет князя Игоря был простой. Зачем гоняться за мелкими половецкими ханами по всей степи, когда можно хорошо их припугнуть, и они сами все соберутся в одном месте? Туда же, в район Рубежной, отправят свои вежи и Сваты, да и Вороны тоже. А пути за Дон (Северский Донецк) им нет. П О Л О В О Д Ь Е.
Если люди еще и смогут переправиться на лодках на другой берег, то всё добро останется на месте.
Так оно и случилось. После первой победы добыча была столь велика, что на телеги (обоз, передвигаясь и ночью, за сутки достиг места битвы) грузили только самое ценное: «золото, шелка и бархат дорогой». Что не поместилось на телеги (бурки, шубы, ткани половецкие) просто выбросили за ненадобностью.
Заняв позицию у Оскола (чуть южнее современного Купянска), князь Игорь, будто сокол на высоком дереве, стал высматривать свою добычу. Место, стратегически весьма удобное, для нападения на любого половецкого хана, чьи станы находились по левую сторону Дона (Северского Донца).
Отсюда можно нанести удар по хану Гзе, чьи угодья находились в районе реки Нетрусы.
Какие-то половецкие стойбища должны были быть в районе озера Лиман и южнее у Сальницы, где Изюмская дорога пересекает Северский Донецк.
Если пойти на восток, то можно погромить Сватов, а заодно и Воронов.
С 1 по 8 мая левобережье Дона (Северского Донца), наверное, напоминало растревоженный муравейник. Отводились к Дону (Северскому Донцу) вежи с челядью и бесчисленными стадами животных. Каждый хан собирал полки, для отражения, возможного именно на него, нападения русских дружин. От одного к другому скакали вестники со свежими новостями.
За полками Игоревой рати следили днем и ночью.
Как ни странно, но такое развитие событий тоже входило в планы князя Игоря. По опыту предыдущих походов русских князей, он знал, что дружбы среди половецких ханов нет, и когда русские дружины бьют какого-то хана, то сосед никогда не придет к тому на помощь. Зачем это ему нужно? Оставшееся после разгрома соседское добро он приберет к своим рукам. К тому же ему достанутся пастбища соседа, возможно, даже и со скотом.
Но на этот раз половцы, благодаря Кончаку, повели себя иначе. Как только определилась конечная цель похода князя Игоря, к этому месту устремились половецкие полки.

Половцы идут от Дона и от моря,
И со всех сторон Русские полки окружили.

Двух дней, пока Игоревы дружины продвигались к броду через реку Красную где-то южнее населенного пункта Краснореченское, и хозяйничали на её левом берегу, собирая обильную добычу, хватило, что бы окружить Русские полки со всех сторон.
От Дона (Северского Донца) наступали, пришедшие в себя после поражения, половцы Лисы, вместе с, подоспевшими к ним на помощь от реки Айдар Полозами.
Со стороны озера-моря (весенний разлив при впадении в Северский Донецк рек Нетруса, Жеребца, Красной и Тора) вели свои полки Кончак и Гза.
С севера спешили на добычу Сваты, Вороны, Волки и Орлы. Возможно, в окружении Игоревых полков, принимали участие и половцы с правого берега Дона (Северского Донца), угодья которых были вдоль реки Тор. Переправившись на лодках, коней они могли позаимствовать у своих, попавших в беду, собратьев.
«И сказал Игорь: «Вот думаю, что собрали мы на себя всю землю Половецкую – Кончака, и Козу Бурновича, и Токсобича, Колобича, и Етебича, и Тертробича».
Князь Игорь называет имена половецких ханов, которых он никак не ожидал встретить здесь, но встретил.
Половцы, проявив редкое для себя качество, объединились и нанесли русичам сокрушительное поражение.
Можно было бы посочувствовать князю Игорю на, свалившиеся на его голову, несчастья, если бы его неудачный поход не послужил поводом к написанию гениального произведения, не только нашей, но и всей мировой литературы.
Слово о полку Игореве обессмертило его имя, а так же имя его первооткрывателя графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина, обнаружившего список Слова в 1793г.

Кравченко Александр Сергеевич


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Перейти:  
cron